Наши третьи роды в Житомире

 
 

Наши третьи роды в Житомире




БЕРЕМЕННОСТЬ

Наша третья беременность началась 12 апреля. До апреля вопрос о ребенке не стоял, потому как была необходимость подрихтовать небольшую проблему в моей организме. Ну, а потом восстановиться. И как только стало «можно», мы решили не ждать лыж и нового года, а воспользоваться принципом «как будет, так будет». В это время я активно посещала тренажерный зал, начала много бегать после силовых тренировок и проводить отдельные кардио тренировки. Почти полностью отказалась от сладкого и увидела наконец-то прогресс в деле избавления от лишнего жира.

Конец апреля и майские праздники мы решили провести в Турции (27.04-06.05), где, якобы, самое теплое море из близлежащих курортов. Я улетела с детьми на 10 дней, а через 5 дней к нам присоединился Леша. Как и с Полиной, в ночь перед вылетом у меня появилось стойкая уверенность «получилось». Как оказалось, море в Турции было еще не сильно теплое, 19-20 градусов. То есть, плавать можно, купаться и плюхаться – нет. Дети в море не рвались, я старалась плавать несколько раз в день каждый день. В бассейне вода была немножко теплее, но желание кататься на горках в аквапарке отеля пересиливало температуру воды, ветер и здравый смысл. Конечно, после такого экстрима мы все кто больше, кто меньше заболели. Перед поездкой я и так заимела нехилый насморк, а тут еще и периодическое подмерзание добавилось. На следующий день после прилета мне стало как-то нехорошо – морозило, тошнило, хотя температура была нормальная. Я два дня отсыпалась. Мы, конечно, сразу же задумались: «А с чего бы это взрослую девицу морозит и тошнит?» (в акклиматизацию мы не верим). Хотя еще было рановато, мы сделали тест, и таки да «получилось». Правда, я потом еще кучу тестов сделала, потому что второй тест (вот, кто меня дернул его сделать?) оказался отрицательным.

После выздоровления я продолжила активные и частые тренировки, хотя и стала больше уставать (это мое решение и рекомендовать его я никому не буду). Вот бегать я перестала, стало просто некомфортно. Заменила на степпер, ходьбу в гору и эллипс.

В конце мая у Полины заканчивался садик, и Леша решил отправить нас в Турцию, но уже однозначно на теплое море. Отлично. Долго выбирали отель, совещались с друзьями, которые с нами ехали. Как только Леша оплатил поездку, меня накрыл мощный токсикоз. Состояние – просто очень плохо.  Голова кружится, подташнивает, мутит, желудок болит. Ходить тяжело, стоять тяжело. Хочется лечь и спать, и чтоб никто не трогал. Но деньги плачены, извольте лететь. Периодически становится стремно – как я буду одна в таком состоянии с бесноватыми детьми, но, надеюсь, я как-нибудь справлюсь.

07-15.06 я провела с детьми в Турции. Там все как рукой сняло, несмотря на всякие бытовые трудности и проблемы в начале. Никакого токсикоза. Несмотря на вылет в 4 утра, бессонную ночь, проблемы с адекватным поселением в первый день, в час ночи я говорила с Лешей по скайпу и совершенно не умирала. В итоге спала всю поездку маловато, встала рано (6:30-7:30), ложились поздно. Плавала много, но как-то мерзла в воде (+23-24) и на пляже в тени (+28-30). Воевала с вредным скандалистом Петюганом. В отельном аквапарке каталась водных горках, за Петей бегала, детей таскала. В общем, поездка с детьми – это, скорее, забег с препятствиями, чем отдых. Но я справилась.

По приезду из Турции меня снова накрыла дикая усталость, и я два дня отсыпалась. Сил нет, все тяжело. Зато начала ложиться спать рано (10-11 часов вечера) и вставать тоже рано (6-7-8 часов утра). Мне тут многие не поверят, но живот уже начал торчать. Утром не видно, но вот вечером и ночью – очень хорошо видно. На фитнес сходила 2 раза за месяц и все. Нет сил. Постоянно развлекаю детей. Приехала Алла (далекая сестричка Полины и Пети), сходили в веревочный парк. Мне с Аллой пришлось на взрослый маршрут идти. Было нормально, в основном я на руках подтягивалась. Больше волновалась за своих детей, которые бегали внизу.

Первое УЗИ мы сделали на 12ой неделе, 7 июля. У Леши со мной поехать не получилось, я ходила сама, очень нервничала, врачу пришлось меня успокаивать, потому что у меня сердце колотилось, ну, и у ребенка соответственно тоже (194 удара в минуту). Каждый раз на первом УЗИ я жутко волнуюсь. Успокоилась, подышала, смогла «опустить» ЧСС ребенка до 165. Все параметры на 11-13 недель.

17-29.07 мы были в Австрии с тремя детьми – взяли еще в нагрузку Степу (8 лет). В прошлом году это был удачный опыт. В этом году Степа с Полиной вели себя как итальянская семья, постоянно «цепляли» друг друга, ругались, выясняли отношения, в общем, достали нас. Кроме того, в аквапарке дети подцепили вирус  и по очереди все переболели с высокой температурой. Да, и погода в этом году немного подкачала, было много дождей. В остальном, ходили в горы как обычно. Один раз я едой (сладким) завлекла Степу и Полину на достаточно далекую вершину, хотя идти нам пришлось в сплошной туче. Один раз мы со Степой ходили по горам весь день и собирали малину и чернику для заболевшиз «мелких». Один раз меня Леша отпустил на «большую гору» - самую высокую вершину в регионе. Пока он с детьми гасал на площадке, я оперативно прошла длинный маршрут с большим перепадом высот. И было классно! А главное весь день тихо – только я и горы. А один раз мы впятером пошли на большой круговой маршрут с больным (то есть, выздоравливающим) Петькой в рюкзаке и чуть не опоздали на подъемник вниз.

Август мы провели дома. Днем было жарко, и не хотелось высовываться из дома. Вечером мы с Лешей много гуляли. Потихоньку собирали Полину в школу, а Петю в садик. В начале августа наш ребятенок начал стучать (17 недель), а во второй половине августа неожиданно замаячила поездка в Турцию.

На 19-27.08 мы уехали в Турцию в апартаменты (я уже давно хотела опробовать такой отдых в Турции). Я улетела с детьми и Лешиной тетей на 8 дней, а Леша приехал на последние 4 дня. Там было очень жарко – несколько дней было +42 градуса.  В добавок, было слишком влажно (80%), у меня волосы вообще не сохли. Зато море очень комфортное (+28), хотя возле берега прохладные ключи. Наелись турецких фруктов и овощей – вот реально вкусные, ну, и рыбы тоже наелись от души. Живот утром не видно, а вечером немного вываливался. Кстати, в Турции Полина заметила, что у мамы какой-то большой живот. Рассказали ей про детку, конечно. Доця была счастлива и сразу заявила, что у нас будет девочка. Она уже с полгода просит: «Мама, роди мне Аллу, Машу, Яну (подружки или сестры) и Ярослава Вышнякова» (жених из садика). Как уже повелось, после приезда я два дня отсыпалась, а затем сходила на второе УЗИ – 20 недель (29.08). Взяла с собой детей. Петя ничего не понял, а Полина заворожено смотрела на экран и рассказывала, что детка смешная.

В сентябре Полина пошла в школу, а Петя в сад. Ранние подъемы, заплетания и сборы меня адски выматывали. Да и вообще, всю эту беременность я была какая-то постоянно уставшая. На фитнес я не успевала, поэтому занялась кардио тренировками на свежем воздухе на набережной. Плюс вечером с Лешей гуляла по 30-50 минут, пока у детей мультики.

В октябре мы отпраздновали детские дни рождения, которые меня тоже порядком вымотали. После Полинкиного Дня рождения у меня вообще упадок сил был. На осенние каникулы, которые то переносились, то отменялись, то удлинялись, мы решили еще раз съездить в Турцию.

На каникулах 23.10-02.11 в Турции еще вполне себе лето, а у нас ночью и днем уже мороз. В Турции было хорошо. Сначала были дожди, но потом погода наладилась, мы накупались, загорели, много ездили на экскурсии. Леша с нами полетел туда, а вернулся на 5 дней раньше. В начале поездки мы один раз покупались с детьми в шторм, было стремно, но нас это не остановило. Разок я поднялась на гору. Свозила детей в зоопарк, в динопарк, на подъемник на самую высокую гору на побережье, на водопады.

По приезду у Полины была еще одна неделя каникул, которую мы провели дома. Порадовала своего врача бешенным гемоглобином – спасибо Леше за свиные отбивные по возвращении из Турции. Я их ела три раза в день пачками (ну, вкусно же!). Продолжаю кардио тренировки на улице, погода уже не очень позволяет, но в целом нормально. Где-то в это время мы задумались, где рожать. Настроены на Житомир, а там видно будет. Живот становится для меня реально огромным. Я с таким Полину рожать шла. Заметила, что когда в машине включаю музыку, ребенок активно стучит. То ли деть музыкальный, то ли ему напрочь не нравится, что я слушаю (все подряд, кроме рекламы и радио Шансон).

В середине декабря нам припекло съездить в Буковель, покатать детей на лыжах. Два ночных переезда машиной и ежедневная нагрузка в виде выгуливания и развлекания Петьки, потому что детские площадки его интересуют пока больше, чем лыжи. Было непросто, но и ничего героического, с другой стороны. На лыжах не каталась и не собиралась кататься.

После поездки мы зависли в ожидании. Полина родилась на сроке 42 с половиной недели, Петька – 39 с половиной недель. Была некая вероятность, что третий ребенок родится еще раньше. Но, оказалось, что наших девиц это не касается. Я уже порядком устала и от живота, и от зимней одежды (лыжного костюма), и от многих беременных «прелестей», которые в этот раз материализовались в большом количестве (типа изжоги, вставания в туалет по 5 раз за ночь и т.д.). Так как наши старшие дети рождались в среду, каждую среду мы ждали. 31.12 прошло без намеков, точнее у нас были другие проблемы – заболели дети, а потом я. 7.01 я была в самом разгаре болезни, и рожать с таким самочувствием не хотелось. 14.01 мне стало лучше, но ребенок не торопился. К тому же, появились тренировочные схватки. Идем гулять, и через 20 минут начинается. Сначала через каждые 15-18 минут, и промежутки сокращаются до 3-4 минут. Схватки довольно ощутимые. Мы даже пару раз думали, а не поехать ли нам в роддом. Но универсальное средство «ляг, поспи и все пройдет» лечит даже схватки. Леша выбрал красивую дату родов – 15.01.2015, хоть это и четверг. Мы настолько решили рожать в этот день, что: 1) Леша с утра загрузил все чемоданы для роддома в машину, 2) накануне я приготовила торт, причем я уже собственно не собиралась его есть, 3) я закончила много, нет, очень много дел в этот день и была готова вечером ехать рожать (есть такой момент, что желаемое событие, в частности, роды, не наступает, пока не закончены все начатые дела), 4) дети были снабжены необходимыми вещами на пару дней (одежда, учебники). В общем, все было готово. И что? И ничего! Поехали домой вечером есть торт. Потом прошла предполагаемая дата родов (16 января), были еще красивые даты 20.01.2015, 25.01.2015. Леше еще понравилось 15.05.2015. Извини, дорогой, надо было позже начинать, чтобы на эту дату попасть. Потом было «рожай уже в любой день». Я даже перестала возить с собой роддомовские вещи. А то пока возишь, рожать не начнешь. Прогулки по выходным заканчивались неизменными частыми тренировочными схватками. После таких прогулок я практически всегда вырубалась спать, схватки затухали, но перед этим мы успевали понервничать на тему «кому отвезти детей» (было несколько вариантов, но они по-разному сочетались с днями недели, временем суток и другими обстоятельствами). 24 января у меня были такие схватки, что мы реально думали собираться. Тут друзья в баню приехали, я не могу понять и решить, что делать. В баню не пошла, Леша тоже не парился («а вдруг ехать, а я распаренный»). В итоге ничего не произошло. Трудно просто ждать и доверять ребенку/богу/вселенной, что им виднее, когда все должно случиться. Я уже мысленно приготовилась рожать на 43ей неделе, как и первый раз. К тому же, где-то перед новым годом я отпустила все тормоза в плане сладкого и каждый такой стресс и вообще всю ситуацию заедала конфетами в немерянном количестве.

26.01. Гинеколог меня расстроила тем, что пока мой организм рожать не собирается (42ая неделя). Решили на этой неделе сделать УЗИ, а там уже что-то думать. В тот же день у меня немного опустился живот, и я перестала влазить в одежду. Точнее, единственная одежда, которую я носила, это был лыжный костюм. Но вот и он перестал застегиваться. Пришлось штаны спустить вниз и ходить с мотней (не люблю такой вид до ужаса), а куртка реально потрескивала при застегивании. Папа посмотрел на меня в таком виде на улице и сказал, что «похоже на девочку».

РОДЫ

27.01. Вечером я убирала на кухне, когда отчетливо почувствовала такую неслабую схватку. Время 20:40. С того момента схватки шли постоянно. Где-то часа через полтора-два я сообщила об этом Леше, интервал 5-10 минут. То есть, схватки пока ни о чем, но идут. Я тынялась по дому, заканчивала какие-то дела. Что делать? Ну, пока ничего, поэтому Леша пошел спать. В предыдущую ночь я спала маловато, потому что работала. Значит, надо пойти попробовать поспать. Что такое 2 ночи без сна, и как после этого было рожать Полину, я очень хорошо помню. Есть возможность – спи. Именно этот вывод я сделала после первых родов, и именно он мне помог перед вторыми, когда я успешно проспала 3 часа дороги до Житомира (обычно ехать чуть меньше 2 часов, но тогда там был массовый ремонт дорожного полотна).

28.01. Крутилась-крутилась, засекала схватки, все также хаотические промежутки в 5-10 минут. Заснула на два часа. Встала в туалет, опять засекаю схватки. Все также. Леша поинтересовался, как дела, и заснул. Потом я опять вырубилась. Проснулась еще через 2 часа, процесс идет, но не ускоряется. Что делать: ждать утра, чтобы развести детей в сад/школу, или ехать сейчас? Вставать лень, значит, ждем утра. Я еще сколько-то поспала. Встали, завтракаем, собираемся. То ли утром как-то острее чувствуется, то ли схватки действительно стали сильнее. Они и вечером были неслабые. В смысле неслабые как для целого плодного пузыря. Леша с детьми едет в Киев, я им говорю, что мне нужно к врачу, так что я не знаю, кто, кого и когда будет забирать. 8:00. Заканчиваю сборы, сажусь за руль и еду в Киев. По дороге я вполне сносно пережила 2 схватки, причем вторая случилась аккурат, когда я проезжала мимо гаишников. Думаю, что слегка перекошенная «морда» с утра – это не редкость. Иду к Тане, надо занести ключи от машины и документы, вещи для детей, фрукты. Звонит Леша, он уже всех развез. Встречаемся внизу. Перебросили все в Лешину машину, 2 раза звонили Тане, просили открыть мою машину, потому что забыли мелочи всякие. Едем. Я спокойна. Машина меня успокаивает, хотя Леша и волновался, как я доеду до Киева. Засекаю схватки – промежутки от 4 до 10 минут. Но мы едем в Житомир без вариантов. Кстати, мне утром надо было кое-какие бумажки в инстанции завезти по дороге, но Леша только пальцем у виска покрутил. Доехали в Житомир без эксцессов. На схватках я подвисаю на подлокотниках и качественно дышу. 10:40. Идем оформляться, перед нами 2 человека. Тут приходит семейка – беременная барышня, муж и теща/свекровь, – и самый противный персонаж начинает ломиться без очереди, хотя в коридоре достаточное количество людей. Леша им указал на очередь. Заходим, Леша пошел в аптеку (мы как-то с собой только рюкзак взяли с документами), меня смотрит та же врач, что и три года назад, «в родах», переодевайтесь. Леша побежал за вещами. Я отстаиваю свое право ходить в штанах, халатики – это не мое. В лыжных не пустили, одеваем спортивные, хотя я могла и в футболке идти (Лешина футболка закрывает все, что нужно). Наверх на лифте, там адский запах хлорки, но лифтерша его уже давно не чувствует. Четвертый этаж, родзал №3. Располагаемся. У нас тут модная кровать-трансформер, к ней куча прибамбасов, инструкция, даже вдвоем с мужем на ней можно лежать. Приходит акушерка, познакомились, начинает перечислять, что у нас должно быть. А я как-то забыла за 3 года, что нужно в родзал, хотя список мне полтора месяца назад выдали. То есть, все детские вещи остались в другом чемодане, ну, переедем в палату, вот там и будем наряжаться. А тут надо шапочка и носки. Плюс одеяло детское. Пакеты для мусора и мыло жидкое осталось там же. Бумажные полотенца наши на их подставку не одеваются. Ну, и две бутылки с минералкой мы забыли в машине. В общем, бегал Леша в аптеку 4 раза. На улицу в машину он выходить отказался, потому что переоделся в шорты. Приходила врач, смотрела меня. Схватки каждые 3 минуты. Время идет, я вишу на шведской стенке, периодически на стол опираюсь, расхаживаю по родзалу. Леша сидит на фитболе, читает новости в телефоне. Как-то скучно. Обнимаемся, говорим о разном, шутим. Проходит полтора часа. Приходит врач еще раз. Процесс застыл на той же стадии, что и два часа назад. Надо прокалывать пузырь. Мы чуть-чуть посопротивлялись, чтобы понять реально надо или можно еще подождать. Надо. Наши дети живут в крепких пузырях, каждый раз прокалывать нужно. Сама процедура не сильно приятная, но не ужас-ужас. Зато вот инструмент для нее – ужас-ужас, хотя в этот раз нам попался вариант «лайт». 13:30. Воды чистые. Рожаем дальше. После прокола пузыря мне становится значительно хуже. Какое-то время я повисаю на Леше, еще какое-то мы «бодаемся» (я упираюсь в него руками, а он понемногу поддается, и так мы передвигаемся по родзалу), потом я заползаю на кровать, укладываюсь на бок спиной к часам и дальше картина «умирающий лебедь». Леша пытался шутить, но я ему сказала, что юмор уже не воспринимается. Последующие 2-2,5 часа я так и пролежала. Леша подавал мне то воду, потому что сушит сильно, то кулечек, потому что тошнит тоже сильно. Так и не использовали его, потому что я ночью и утром ничего не ела. Все еще помню, как меня вывовачивало в первых родах и как тошнило во вторых (правда, красную рыбу, съеденную накануне, я не отдала). Таня мне предложила утром сырники, я взяла два маленьких, половинку сырника съела в дороге по маленькому кусочку, вторую половинку в родзале, пока было скучно, ну, а второй уже после родов. На схватках Леша брал меня за руки, я упиралась в него, махала руками, заламывала их, сжимала (не царапалась), иногда кусала, но легонько, потому что руки ж свои, родные. На каждой схватке продолжали течь воды. Когда лежать в луже становилось холодно и неприятно, я просила Лешу поменять пеленку. Звонила Полина, Леша ей перезвонил и сказал, что мама еще у врача. Меня еще пару смотрели, на фразе «почти полное раскрытие» Леша воодушевился и начал меня уговаривать постоять или повисеть на нем хоть как-нибудь (врач рекомендовала, чтобы ускорить процесс). К тому моменту я уже даже Лешины руки не держала, хваталась за кровать и не шевелилась. На третью настойчивую просьбу я попросила Лешу «заткнуться», потому что я не могу и все. Кстати, за все три раза я в родзале ни разу не ругалась.  На матюки как-то сил нет. Периодически заходила акушерка. Сказала, что шесть женщин в родах, но пока никто не родил, Саша, давай уже начинай, у тебя ж третьи роды. В родзале напротив стонала и вопела первородящая барышня. Вопеть она начала еще, когда нам было скучно, поэтому я ей еще тогда искренне пожелала быстрее родить. Иногда я проваливалась в сон между схватками. Потом меня начало тужить, Леша, зови врача. Прибежала вся бригада. Как будем рожать? Как скажете. Как до этого рожали? Раз на кровати, раз на стульчике. Потом я выдала – давайте на кровати, потому что на стульчике у меня сил не хватит тянуть колени, а тут упереться хоть можно. Ок, сделали мне опоры для ног. У меня правую ногу начала хватать судорога. Так и не смогла ее нормально ставить на опору. Начинаем тужиться. Каждый раз тужиться не хочется, потому что начинаешь себя жалеть, но головой понимаешь, что осталось только родить – тут практически все зависит только от тебя. Но как же не хочется и не можется напрягаться! Все-таки невыспанная роженица = слабая роженица. Леша мне подталкивал и гнул спину и голову (чтобы я сгибалась), тужилась я сначала слабенько. Потуг было, наверное, 5 или 6. Леша говорит, что между потугами было 15 минут (это очень много и так быть не должно), мне казалось 3-5 минут. Мы поведали врачу, как мы тужились в первых родах, и как долго это тянулось. Наша врач впечатлилась и очень удивилась терпению первого врача (а это был здоровенный мужик с нежной фамилией Масик). Потуги редко, врач мне щекочет живот, чтобы привести матку в тонус, а это вообще неприятно. Слушают сердцебиение ребенка, при этом трубку достаточно сильно придавливают к животу, тоже очень неприятно. Потом у меня что-то начало получаться. Хотя, как и первые два раза, в конце потуги я перехожу на голосовое сопровождение, что понижает эффективность основной работы. Не кричу дурным голосом, вот как-то рычу как мужики в тренажерном зале в конце подхода. Врач предлагает уколоть окситоцин, чтобы чаще потуги были. Будет хуже? Родишь быстрее! Мне уже все равно. Но укол болючий. Окситоцин на меня особого эффекта не возымел, но процесс как-то двигался. Еще потуга. Голова ребенка родилась в конце потуги, мне все печет, я причитаю «ой, не могу – не могу – не могу». Врач обеспокоена, что до следующей потуги еще куча времени, а не хорошо, что шея и плечи так долго зажаты. Давай, тужься так, без потуги. Ну, так и вытужила. Правда, врач (маленькая женщина в возрасте) стала на скамеечку и дала ребенку под зад. Какое-то странное ощущение, вот нужно было как бы подтолкнуть ребенка, а дальше он, вроде как, начинает выскальзывать сам. Выдам сейчас ассоциацию – как будто тебя рвет, только с другой стороны. Дальше все помню остро, но в какой-то дымке. В голове мысль: «Слава Богу, все!» Крик ребенка (хотя Леша говорит, что кричать он начал еще наполовину во мне) – живой! Да, врачи слушали сердечко, да, были спокойны, да, ребенок толкался и икал до последнего, да, я и не ждала самого крика. Но вот это вот с детства усвоенное – «родился-кричит-здоров» – сидит где-то очень глубоко. Крик – это начало новой, отдельной от тебя жизни. Наверное, поэтому беременность для меня – это очень личное и сокровенное настолько, что я так тщательно ее скрываю, и ни с кем не делюсь. А рождение ребенка – это счастье не только для нас, но и большая радость уже для всех. Время? Все дружно поворачивают головы к часам – 17:00. Я реально первый раз посмотрела на часы с момента прокола пузыря, даже не заметила, что стемнело. Ребенка кладут мне на живот, я держу его рукой под попу и не могу понять, кто это. Для девочки много, для мальчика мало. Леша в слезах скачет вокруг, обнимает и целует нас, что-то лепечет, что у нас доченька. До меня не сразу доходит – девочка. А дальше я впадаю в натуральную истерику. Рыдаю в три ручья, меня трусит от переутомления, недосыпа, стресса, ну, и песня «почему ж дети так тяжело даются?» Мне вкололи еще один окситоцин в заднюю поверхность бедра (почему-то этот укол уже вообще не чувствуется), пошла еще потуга, чтобы родилась плацента. Тужиться? Да, не надо. Снова таки ощущение, что тебя непроизвольно рвет. Плацента целая, акушерка мне рассказывает, что у меня все цело. Я продолжаю истерить. Вся бригада бегом побежала принимать роды дальше. Как только я родила, начали рожать все остальные одна за другой. Я начинаю успокаиваться. Звонит Таня. Слышит крик ребенка, поздравляет, слышит мою песню, спрашивает, кто из вас адекватен. Отдаю трубку Леше. Он становится серьезным. Что такое? У Тани воды отходят. С одной стороны смешно, с другой стороны, что с детьми делать. В общем, Таня решила ехать в Житомир, потому что прошлый раз у нее тоже так все началось. Покормила детей, дала дедушке - нашему папе – все указания, и они с Максом уехали в Житомир. Мы ждали палату и звонили всем друзьям и родственникам. О нашей беременности знало не так много людей. Поэтому сначала у многих был некий шок. Особенно нас порадовал Карен, который после Лешиной фразы «У меня дочь родилась!» спросил «От кого?». Незаметно прошли 3 часика, мы все ждали акушерку померить и взвесить дитятю, а она все роды принимала одни за другими. В 8 часов она таки освободилась. То, что ребенок у нас не маленький, было и так понятно. Полина родилась 3,5 кг и 55 см, Петька – 3,75 кг и 55 см. Доню взвесили, Леша втянул голову в плечи и тихонько мне сказал – четыре сто. Я сказала, что больше кормить Лешу не буду. Рост у всех троих детей оказался одинаковым, равно как и желание родиться в среду. Нас перевезли в палату. Взяли люкс, потому что больше ничего свободного не было (палаты на трех родильниц даже не рассматривали). Мы умеем рожать в аншлаг. Пока мы оформлялись, посмотрели на стенде, что у них 24, 25 и 26 января рождалось по 4-8 детей. Как потом нам сказал Максим, 28 января родилось 20 детей, а 27 – 18 деток. Поэтому палаты разобрали. С Полиной мы тоже в аншлаг попали – 17 родов за смену (Полина родилась в 6:30 утра, смена у врачей с 8 до 8). В палате мы поужинали, помылись, легли спать, потому что Леше в 5 утра выезжать в Киев.

ПОСЛЕ РОДОВ

29.01. Сначала не спалось, каждый переваривал сегодняшние события. А потом донечка проснулась и качественно использовала два памперса. Правда, процесс был долгим и громким. После этого все вырубились, а доня проснулась в 3:30 и снова давай вопеть. Час мы какали, оттирались, успокаивались, ну, а потом Леша собрался и поехал, смысл уже было укладываться. Я вырубилась еще через час. Утром до завтрака меня никто не трогал (я попросила). Завтрак, и вообще еду в роддоме я назвала «больничной баландой». Очень жиденький супчик – несколько кусочков картошки, немного крупы и морковка, потертая на терке, только ощущение, что морковка была одна на большущую кастрюлю, плюс кусочек хлеба. И так три раза в день. На обед еще отдельно кашу дают. Я понимаю, что страна в тяжелом положении, но это, конечно, ужасно. Три года назад еды было больше, она была разнообразнее, и ей вполне можно было насытиться. Я приняла решение питаться больничной едой. Роды – повод начать новую жизнь, жизнь без сладкого и вредного. Ну, значит, начинаю. Кроме этой еды, у меня еще из Киева были фрукты (яблоки, груши, хурма). В принципе, на два дня мне хватило. Зато после супчиков пить не хочется вообще. Обход детский, обход взрослый. Потом пришел Макс, у него гостиница закончилась, а на эту ночь все забронировано. Хорошо, что мы взяли люкс – это две комнаты и 2 спальных места. Лешу все равно никто не видел, а вчерашняя смена вернется через 3 дня. Так что Максим сегодня ночует тут (Максим, кстати, «засветился» у нас на фотках из роддома). Позже пришла Таня – поесть, помыться, пообщаться. Вчера они приехали, Таня оформилась в роддом, в отделение патологии, Макс – в гостиницу. У Тани пока прогресса никакого. Ребенок в порядке. Через 17-18 часов после отхода вод начинают колоть антибиотик, так как пузырь уже не стерильный, и возможно инфицирование. Ну, и ждут. Так мы весь день и просидели. Вечером Таня ушла к себе. В отделении патологии, кстати, тоже аншлаг, в Танину пятиместную палату доставили шестую кровать. В палате душно, спать невозможно, развернуться вообще негде. Мы с Максимом ночью оттирали мою доню, но в целом поспать как-то удалось.

30.01. Утром приперлась уборщица (вот скажите, полы действительно нужно мыть в 6 утра?). Завтрак, детский врач. Я еще вчера сообщила свое желание выписаться на вторые сутки. Врач не возражала.  Женский врач был менее сговорчив, но пришлось ему: 1) сделать комплимент, 2) напомнить, что этот разговор мы уже проводили три года назад, а дедушек и бабушек у нас с тех пор не прибавилось, чтобы заниматься детьми. Мне нужно ехать и все. Потом мне туда-сюда носили все выписки. В 11 часов уже можно было ехать. Максим сходил в гостиницу, сегодня свободные номера есть. Собралась, Максим вынес вещи, одеваю нашу девочку, потом воюю с автокреслом (кресло было не наше родное). Сначала мы долго мучились со вкладкой для новорожденных, как-то просунули ремни через нее. Потом оказалось, что ремни недостаточно вытянуты, и я не могу пристегнуть ребенка. На «войну» с автокреслом ушло полтора часа. Я злюсь, звоню Леше сообщить ему, какой он человек (потому что не проверил все заранее). В общем, вышли мы на улицу, Макс посидел в машине, я зашла еще к Тане. Она, конечно, держится, но видно, что уже устала томиться в ожидании в целом и в патологии в частности. Я ушла оттуда грустная. Да, я понимаю, что не могут все дети родиться в один день. Но мы ж приехали в роддом в один день, а я вот на второй день уезжаю уже с ребенком, а она еще даже не родила. Да, понятно, что мы сами выбирали Житомирский роддом и не хотели ненужных вмешательств. В Киеве, вероятно, у Тани могли диагностировать отсутствие родовой деятельности и отправить на кесарево. В общем, надо еще чуть-чуть набраться терпения. Это, то чем я себя успокаивала весь январь – я доверяю ребенку/богу/вселенной, и они знают, как будет лучше для нас. Ну, значит, такой ход событий будет лучше для Тани. Успокоилась, завезла Максиму вещи в гостиницу (это 4 огромных пакета), поехала в Киев. Еще в Житомире меня посетила мысль о том, что у меня с Лешей не осталось места для «сюси-пуси» и «розовых соплей». По-деловому каждый вышел из роддома (в разные дни), сел в свою машину и поехал по делам. Как-то даже не знаю, куда можно было бы прилепить фразу «муж встречал». Лешины коллеги серьезно удивились, что она вот так вот взяла, села за руль и поехала из роддома, а он вот так вот сидит на работе и не шевелится. Если бы я была какая-то слабая, я б, конечно, за руль не села. Занятно, что никто не полюбопытствовал, откуда у меня машина (про Таню в роддоме никто не знал), хотя были предположения, что Леша уехал на маршрутке (гы-гы, в пять утра особенно). За 1:15 мы доехали до Киева, позвонила Леше узнать дорожную ситуацию, есть тянучка небольшая, ну, хорошо. И только мы подъехали к этой тянучке, доня возопила: «Мать, где еда?» Запарковала машину на бровке, кормимся. Потом поехали к Тане домой. Там сейчас деда с Костей и Полиной. Костя очень возбудился, когда увидел детку. Я ему несколько раз подробно объяснила, что эта девочка наша, а вашего мальчика привезет твоя мама. Костя, кстати, звонил Тане в роддом и вопрошал: «Где детка?» В общем, он вокруг кресла скакал, кресло качал/дергал, пока детку не разбудил. Полина начала сразу детку изучать – какая маленькая, какие ручки/ножки. Дед посмотрел, улыбнулся и изрек: «Лешина порода». Мы кормимся и переодеваемся. Время – почти 16:00. ЗАГС регистрирует детей до 17:00 сегодня (пятница), а потом аж во вторник. Но нам надо быстро, потому что у нас далеко идущие планы, ну, и с именем мы определились. Как-то легко на язык легло – Катруся. Леша выезжает с работы, мы запаковываемся и тоже мчимся в ЗАГС (правда, оказалось, что навыки «быстро всех собрать и  выйти» немного растерялись за 3 года, но это поправимо). В ЗАГС мы влетели в 16:45, в 17:00 у нас уже было свидетельство о рождении на руках. Леша с Полиной поехали за Петей в садик, я заехала в женскую консультацию отдать выписку. Диалог с врачом: «Вы уже тут? Вы ж только родили!» Потом встречаемся возле супермаркета, перегружаем детей ко мне, мы домой, Леша в магазин. Петька весь довольный жизнью тоже сразу спросил: «А пасему детка такая маинькая?» По дороге мне пришла идея, зайти к куме (соседке), мы ее быстренько воплотили в жизнь, попили чаю, показали Катрусю. Потом дети остались там играться, а мы смогли спокойно приготовить ужин и покушать – как-то очень тихий ужин у нас получился как для многодетной семьи. Ближе к ночи, когда я укладывала детей, звонит Таня. Я специально не звонила ей днем, чтобы не доставать вопросом: «Ну, что?» В голове сразу две мысли: 1) родила, 2) что-то нехорошее случилось. Выхожу из детской, глубоко вдыхаю, нажимаю ответить…. Детский плач! Можно выдохнуть. Я так не радовалась, когда сама родила. Все те эмоции и слезы счастья, которые должны были накрыть меня в родзале, накрыли сейчас. Все-таки жизнь очень непредсказуемая штука! Пока я разговаривала с Таней, мои домочадцы заснули, так что даже поделиться было не с кем. Тем не менее, засыпала я в этот день абсолютно счастливая. Катруся, правда, ночью дала жару, надо ж пометить грязным памперсом территорию дома. Но, когда она закончила свои детские дела, мы спокойно заснули.

31.01. Утром все проснулись в божеское время, потискались впятером в кровати, порадовались за Таню. Вот ведь мы с ней сестры родные, а роды у нас настолько разные. У Тани отходят воды, и ничего не происходит ближайшие 33-50 часов. Зато потом она, не пискнув, рожает за три часа ребенков умеренного и небольшого веса. У меня же получается немного помучится, дождаться пока проколют пузырь, потому что он у меня не лопается сам. Потом основательно помучиться, замучить всех своими вялыми потугами и стоном «не могу», зато потом родить маленького слоника. Дети хотят кушать, завтракаем. Если кто-то вдруг подумал: «А выходной они спокойно провели дома, знакомясь с маленькой дочкой», это не про нас. После завтрака скорость передвижения по дому начинает существенно повышаться. Быстро собираемся, готовим дедушке и Косте еду, везем Полину на гимнастику, завозим Петю и еду к деду. Дальше мчимся в ОВИР (сейчас это Государственная миграционная служба), Катруся спит, я бегаю заполняю и оплачиваю квитанции, делаю всякие недостающие копии и покупаю конверты. Леша с Катей едут за Полиной, я иду подавать документы на вписание Кати в оба загранпаспорта, Леша с детьми возвращается, подбирает меня, заезжаем к деду, дети немного едят. Забираем Костю (деду ж надо отдохнуть, чай за 70 годиков ему уже) и с четырьмя детьми едем в гости. Пока спускались на лифте вниз, мы с Лешей обхохотались. Все-таки дети – это весело. В гостях все вели себя прилично, надо сказать, что Костя себя вел приличнее всех (Таня с дедом сильно волновались). Когда пришло время собираться, Костя собрался быстро и не спорил, зато наши старшие устроили спор, истерику и скандал. В целом первый «выход» в гости расширенным составом вполне удался, несмотря на то, что происходил он тогда, когда большинство младенцев еще находятся в роддоме.

1.02. Спокойный день дома? Ну, мы изначально так и собирались. Но спонтанно поехали на детский День рождения к брату Макару. Точнее, сначала Леша отвез Полину на внеплановую тренировку, заехал купил подарок, забрал меня с младшими, потом мы забрали Полину и поехали на День рождения. Только сегодня мы озвучили политику заранее. Если будет скандал при словах «пора собираться домой», то больше в гости ездить не будем. Так что эксцессов в этот раз не было.

2.02. Вот это точно было спокойный день дома. Я даже в Киев не поехала.

3.02. Сегодня отправилась в Житомир забрать Таню, Макса и племянника. Забавно было посмотреть на детей вместе. У нас такой определенный хомячок. Хотя у Тани нормальный средний ребенок – 3,4 кг, 52 см. Назвали Олегом.

Ну, а дальше у каждого началась своя новая жизнь. Дед гордится, что у него пять внуков. Костя учится общаться с маленьким братиком. Наши дети мылятся в няньки («мама, дай я Катю покачаю»), а Катя учится жить в автокресле, в слинге и в хаосе.

 

 



Создан 01 апр 2015